запись на прием | принцип работы
097 055-25-99, 050 109-84-12
г.Запорожье, ул. Гагарина 12, офис 3

Статьи

Гиперактивный ребенок

Сегодня многие родители могут слышать: "ваш ребенок гиперактивный" или "у вашего ребенка СДВГ" (синдром дефицита внимания с гиперактивностью). Такой диагноз ставят врачи, об этом говорят в садиках, школах. Что же скрывается за гиперактивностью детей? Попробуем разобраться.

Ко мне приходят родители с детьми, которые уже имеют ярлык «гиперактивный». Обычно к психологу обращаются тогда, когда ребенок не справляется с требованиями социума, с такими детьми трудно общаться и их направляют к психологу воспитатели, а чаще всего учителя. Родители обычно жалуются на то, что у ребенка плохое поведение, он не выполняет требования взрослых, не может усидеть на месте, постоянно движется и эти движения носят беспорядочный характер; ребенок неуклюж, из-за этого он травмирует либо себя либо других. Такие дети обычно говорливы, часто проявляют агрессию в поведении, не могут сконцентрироваться на чем-то одном, не доводят начатое дело до конца. Конечно, со всем этим набором быть успешным в школе очень трудно. А надо отметить, что многие дети с СДВГ, с которыми я работала, имели познавательные способности средние и достаточные, а некоторые даже высокие. По поводу лечения гиперактивности имеется очень много точек зрения. Назначают медикаментозное лечение, но оно обычно дает непродолжительный результат. Я хочу поделиться тем, на что я обращаю внимание в работе с гиперактивными детьми.

В первую очередь, таких детей я не рассматриваю как тех, с кем невыносимо общаться. Я точно знаю, что то как ребенок ведет себя - связано с особенностями его жизни и его индивидуальными особенностями, тем - как он умеет «выживать» в мире, в котором он не может справиться с трудностями и быть самим собой. Помочь ребенку узнать свое Я, осознать возможности, как можно справиться с трудностями, - и есть задача психолога. В первой беседе с родителями я пытаюсь как можно больше узнать о ребенке, о проявлениях нежелательного поведения, о взаимоотношениях с ребенком, выслушиваю те запросы с которыми приходят родители, и главное, наблюдаю как ведет себя ребенок, как он взаимодействует с родителями, со мной. Иногда ребенок не может усидеть, все время обращается и что-то говорит родителям. Но также часто встречается, что пока родители рассказывают про ребенка, ребенок сидит спокойно, а иногда даже может чем-то начать играть. Я обращаю внимание на это родителей. Чаще всего родители объясняют это тем, что он боится, потому что он знает: его привели к психологу за плохое поведение. А когда я остаюсь с ребенком наедине, многие дети ведут себя спокойно. Это говорит о том, что ребенок в определенных ситуациях, с определенными людьми, в определенных условиях ведет себя очень неуравновешенно, а в других - наоборот. Надо выяснить, что происходит с детьми в этих ситуациях. Далее, моя задача установить с ребенком доброжелательный контакт. Гиперактивные дети более других нуждаются именно в нем. И не только потому, что они часто раздражают окружающих, их обзывают сверстники, но прежде всего для того, чтобы помочь ребенку установить надежную привязанность. Были проведены исследования, в которых была найдена прямая взаимосвязь между дезорганизованной привязанностью и нарушениями внимания у детей с СДВГ (К.Х.Бриш «Терапия нарушений привязанностей»). Об этом хочу поделиться подробнее, так как это во многом может помочь родителям разобраться в особенностях взаимоотношений с ребенком и помочь ребенку и родителям.

В раннем детстве ребенок не может удовлетворять свои потребности. Ему нужен взрослый, который это делает (обычно это мама, но могут быть и другие люди: папа, бабушка, дедушка, няня). И то, как чутко взрослый сможет реагировать на потребности ребенка, и будет влиять на формирование модели привязанности ребенка, которая во многом сохраняется и во взрослой жизни. Система привязанностей активируется у нас тогда, когда возникает внешняя или внутренняя опасность. Когда эта опасность не может быть устранена собственными силами, запускается механизм привязанности. Ребенок обращается к хорошо знакомому человеку (к матери, отцу…) к которому испытывает совершенно особую привязанность. В эти отношения привязанности входят чувства, ожидания и стратегии поведения ребенка, которую он выбирает на основании своего опыта общения с важнейшими заботящимися о нем лицами. Под чуткостью в заботе о ребенке подразумевается, что значимое лицо для ребенка внимательно воспринимает сигналы ребенка, правильно их трактует, правильно на них реагирует и делает это вовремя. Если это так, у ребенка формируется надежная привязанность и ребенок, в случае необходимости, легко обращается ко значимому лицу, когда испытывает потребность в безопасности и легко может удалятся, когда испытывает потребность в исследовательской деятельности. Если в ходе взаимоотношения со значимым лицом, такие потребности совсем не удовлетворялись, или удовлетворялись недостаточно, либо удовлетворялись непредсказуемо, у ребенка формируется ненадежная привязанность. В случаях с гиперактивностью это ненадежно-амбивалентная привязанность или дезорганизованная привязанность. Это может быть даже в тех случаях, когда мать внешне очень внимательна к ребенку, проводить с ним много времени, но внутренне испытывать сильный стресс, тревогу или депрессию. И это уже может формировать ненадежную привязанность, так как реакции матери на потребности ребенка будут сопровождаться теми чувствами и переживаниями, которые она испытывает.

Если у ребенка сформировалась ненадежно-амбивалентная привязанность, то такой ребенок находится в постоянном конфликте: с одной стороны он нуждается в близости и доброжелательных отношениях с определенными людьми, а с другой - выражает этим же людям агрессию. Это можно наблюдать когда ребенок испугался, бежит к маме, плачет, прячется за ней, а потом начинает ее бить и толкать. Ребенок демонстрирует амбивалентность в поиске близости и ее избегании. При дезорганизованной привязанности не наблюдается четко ни один из видов даже ненадежной привязанности. Ребенок может искать защиту и близость у совсем посторонних лиц, то есть стремится привязаться к любому, даже незнакомому человеку. Или пытаться искать защиту у значимого лица и останавливать себя тут же и отстранять от себя всех, кто значим, то есть не выбирать объект привязанности. Это происходит потому, что у ребенка уже есть определенный опыт. Он уже искал близости ранее и не получал ее. А получал отказ, либо игнорирование либо непонимание чего он хочет от значимого лица, а иногда значимое лицо для ребенка становится не только защитой и безопасностью, но и источником страха и угрозы, потому что в ситуациях привязанности значимый человек мог вести себя агрессивно или боязливо и нерешительно. Это происходит не потому, что значимое лицо не хочет дать эту близость, а потому, что не может: мать может много работать, быть больной, либо у нее сложное психологическое состояние, трудности во взаимоотношениях с мужем, непроработанный травматический опыт. Достаточно часто у детей формируется дезорганизованный тип привязанности если у родителей есть не проработанный травматический опыт, или ребенок сам уже получил такой опыт в течении жизни.

Если родители готовы разобраться в особенностях моделей привязанности, которые у них сформировались с ребенком, то психологу значительно проще помочь ребенку, так как родители прислушиваясь к рекомендациям психолога, смогут формировать надежную привязанность со своим чадом. Но если у родителей пока такой возможности нет, то психолог, работая с гиперактивным ребенком, обязательно должен помнить о том, что ребенку прежде всего надо получить возможность в удовлетворении своих базовых потребностей и это потребность в безопасности. Я даю возможность с собой сформировать надежную привязанность. Я очень аккуратно приближаюсь к внутреннему миру ребенка. В работе с такими детьми я прежде всего даю ребенку понять, что я принимаю его таким, какой он есть и не осуждаю его. Я помогаю ребенку, прежде всего, сконцентрировать внимание не на внешних объектах (я не говорю ему: «посмотри внимательно на это…»), а на самом себе. В этом очень хорошо помогают простые тактильные и сенсорные упражнения (рисование, лепка, игра с песком), с помощью игр и двигательных упражнений ребенок учится управлять своим телом. Я за то, чтобы ребенок не учился у взрослых контролировать себя, а искал свой путь самоконтроля. Когда это происходит, то поведение ребенка изменяется.

Обычно дети с проявлением гиперактивности сталкиваются в своей непродолжительной жизни со многими трудностями в которых они не могут разобраться. Различные чувства, такие как страх, гнев, обида, одиночество рвутся наружу, но как их проявить дети не знают. Они запутываются и уже как будто не могут понять, что они чувствуют и что с ними происходит, какая у них истинная потребность, они все больше уходят от своего Я. Чтобы хоть как-то выплескивать те переживания, которые бурлят внутри ребенка, он беспорядочно движется, много говорит. Что мы внешне и наблюдаем у гиперактивных детей.
Хочу рассказать один случай из практики. Мама привела на занятия мальчика 8 лет, Артем. У него проблемы в школе с учебой и поведением, он часто конфликтует с детьми, балуется на переменах. На одном из занятий (когда он уже привык ко мне и стал доверять) он построил в песочнице картину, которую назвал «Война» и стал очень сосредоточено бить одних солдатиков другими. Я осторожно спрашивала его о том, что «там происходит» и он говорил, что они сражаются и хорошие убивают плохих. Я просила, чтобы он наделил своих солдатиков голосами, и чтоб во время боя они говорили. Он повторял фразу: «Я тебя ненавижу, я тебя убью!» После таких игр он выглядел значительно расслабленным и спокойным. Через время я смогла его спросить злится ли он на кого-то и как это происходит. Он поделился своими чувствами, которых он сам боялся, и мы смогли перейти к тому, чтобы доверительно говорить о злости: на кого он злится и что с этим можно делать. Я давала ему возможность злиться у себя в кабинете. Самое страшное для него было то, что он часто злился на маму. Он знал, что она его любит, но когда она его ругала за поведение или наказывала, он очень на нее злился. Я предложила ему, когда мама будет его ругать, чтобы он выходил и бил подушку. И сказала об этом маме. Мама потом сказала, что какое-то время он постоянно бегал к себе в комнату и бил подушку. Потом это происходило все реже. На занятии я спросила у Артема: «Как теперь он справляется со своей злостью?" Он сказал, что мама стала его очень редко ругать и даже когда учительница пожаловалась, мама сказала ему: «Я понимаю, тебе было трудно». Когда Артем смог проявлять злость он встретился с таким чувством, как одиночество и страх быть отверженным. Мы говорили с ним об этих чувствах. Артем все больше и больше стал узнавать Себя. Через полгода мы закончили занятия. Артем стал лучше учиться. Он, конечно, не стал «примерным мальчиком», но уже многое смог контролировать, его самооценка значительно выросла и главное, он узнал, что взрослым можно доверять.

Как вывод я хочу сказать, что гиперактивные дети - такие же как другие дети. Давая возможность им безопасно проявлять то, что они чувствуют, мы, взрослые, даем им возможность все больше узнавать о себе и о своих потребностях. А если ребенок будет осознавать свои потребности, опираясь на взрослого, он сможет обучаться адекватно их удовлетворять.

Татьяна Семибратова, психолог Психологического центра «Инвижл»

к перечню

Copyright © 2009-2018 Психологический центр "Инвижл"
All Rights Reserved.
На главную Написать нам письмо В начало страницы